Главная \ Новости \ Суды должны привлекать к ответственности за недофинансирование // Кейс месяца по банкротству

Суды должны привлекать к ответственности за недофинансирование // Кейс месяца по банкротству

« Назад

Суды должны привлекать к ответственности за недофинансирование // Кейс месяца по банкротству 

Во-первых, при привлечении директора к субсидиарной ответственности суды должны учитывать специфику деятельности организации и смотреть, был ли у руководителя план выхода из кризиса и каковы были причины его неудачи. Несмотря на формулировки, содержащиеся в определении, не стоит делать вывод о том, что он касается лишь теплоснабжающих организаций (специфика их деятельности делает выход из кризиса маловероятным). Напротив, эта позиция должна применяться в любом споре о привлечении к субсидиарной ответственности.

Во-вторых, суды не должны забывать и об учредителе, который может нести ответственность за недокапитализацию своей компании. Данный вывод является очень важным. В российской практике мало распространены случаи, когда учредителей компаний привлекали бы за их недокапитализацию (и это несмотря на то, что недофинансирование — классическое основание для привлечения к субсидиарной ответственности). Особенный редки эти случаи в сфере банкротств коммунальных организаций. Поэтому остается надеяться, что подход ВС, занятый в деле «Спектра», перевернет практику.

Фабула дела

В октябре 2015 года администрация Новоигирминского городского поселения экстренно решила создать новую ресурсоснабжающую организацию — управляющую компанию «Спектр». Предыдущие ресурсоснабжающие организации прекратили свое существование, и отопительный сезон оказался под угрозой срыва. Директором компании стал Владимир Алиев.

До мая 2016 года компания применяла тарифы, установленные для прежних ресурсоснабжающих организаций. Это было сделано для того, чтобы не допустить роста недовольства у населения. Однако из-за этого деятельность «Спектра» стала еще более убыточной. Владимир Алиев неоднократно обращался с заявлениями о предоставлении субсидий и просил повысить тарифы.

В марте 2017 года в отношении «Спектра» возбудили процедуру банкротства. Конкурсный управляющий компании обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности Владимира Алиева и учредителя компании — администрацию.

Суды привлекли к ответственности Владимира Алиева, но отказались удовлетворять заявление управляющего в отношении администрации. Все три инстанции указали, что «Спектр» стал убыточным еще в 2015 году — спустя два месяца после его создания. Владимир Алиев, как добросовестный директор, должен был обратиться с заявлением о банкротстве компании, но не сделал этого.

Администрацию же привлекать к ответственности нет никаких оснований. Управляющий не доказал наличие причинно-следственной связи между ее действиями и банкротством «Спектра» (классический аргумент в подобных делах).

Что сказал ВС?

ВС не согласился с нижестоящими судами и отправил дело на новое рассмотрение.

Во-первых, он призвал суды обращать внимание на специфику деятельности компании, директора которой привлекают к субсидиарной ответственности. «Спектр» был ресурсоснабжающей организацией. Такая компания расплачивается с поставщиками за счет средств, собираемых с потребителей, и зависит от их способности и готовности платить.

Разумный директор не стал бы подавать заявление о банкротстве единственной ресурсоснабжающей организации в середине отопительного сезона. Он бы попытался разобраться в причинах негативного имущественного состояния и исправить его.

Во-вторых, суды не установили, имелся ли у Владимира Алиева план по выходу из кризиса. О том, что такой план имелся, свидетельствуют в том числе попытки Владимира Алиева получить субсидии из бюджета.

Суды должны были установить, являлся ли этот план разумным в момент его принятия, а также то, почему этот план не привел к восстановлению платежеспособности предприятия.

В-третьих, суды ошиблись, отказывая в привлечении к субсидиарной ответственности администрации. Рассматривая вопрос об ответственности Владимира Алиева, они ссылались на то, что компания являлась заведомо убыточной. Однако, когда речь зашла об ответственности администрации, суды указали, что «Спектр» фактически имел возможность оказывать услуги по теплоснабжению. Налицо явное противоречие.

Если администрации было известно о том, что компания является заведомо убыточной и не может осуществлять планируемую деятельность из-за недостатка переданного учредителем имущества, то ее нельзя не привлекать к ответственности. Такая модель ведения бизнеса уже в момент ее выбора приводила к очевидному дисбалансу прав должника и его кредиторов. А значит, есть все основания для того, чтобы привлекать учредителей к ответственности за недокапитализацию.

Почему это решение важно?

Позиция ВС о необходимости учитывать специфику деятельности организации, руководителя которой привлекают к субсидиарной ответственности, должна помочь стабилизировать практику. Экономическая коллегия справедливо отмечает, что в некоторых случаях обязанность обращаться в суд с заявлением о собственном банкротстве не появляется одновременно с признаками неплатежеспособности.

В п. 9 постановления Пленума № 53 о субсидиарной ответственности указывается, что такая обязанность возникает, когда о признаках банкротства узнал или должен был узнать разумный директор. ВС предлагает истолковать эту позицию шире и обратить внимание на то, когда разумный руководитель организации может обратиться с таким заявлением. Иными словами, экономическая коллегия указывает на то, что в некоторых случаях обязанность обратиться с заявлением о банкротстве возникает даже позднее, чем директор узнает о наличии признаков банкротства.

В данном деле такой вывод был обусловлен серединой отопительного сезона — никакой директор не мог поставить под угрозу теплоснабжение граждан (это бы вылилось в еще большие проблемы для него). Однако можно представить, что подобная логика может быть использована и в других делах: когда обращение с заявлением о банкротстве приведет к большему вреду, чем необращение с таким заявлением.

Справедливо ли это — большой вопрос. Ряд комментаторов обоснованно обращают внимание на то, что такой директор фактически продолжает вводить в заблуждение кредиторов, а заботиться об отопительном сезоне — не его задача.

 В любом случае суды, скорее всего, воспримут указание ВС и будут применять эту позицию в аналогичных делах. Вопрос лишь в том, пойдут ли суды дальше, чем банкротства ГУПов, МУПов и иных управляющих организаций.

Достаточно спорной является и позиция об анализе плана по выходу из кризиса. Во-первых, эта позиция, в отличие от предыдущей, точно не может быть воспринята как применимая только к банкротству ресурсоснабжающих организаций. Ведь из вывода о специфике их деятельности следует, что такие предприятия всегда будут являться убыточными, а их банкротство будет практически неизбежным. Поэтому более логично ожидать наличия антикризисного плана при банкротстве обычных компаний.

Во-вторых, не вполне понятно, сможет ли план по выходу из кризиса защитить директора от субсидиарной ответственности. ВС намекает на положительный ответ на этот вопрос. Однако в п. 9 Постановления № 53 указывается не на полное освобождение от ответственности, а лишь на ее уменьшение — на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Скорее всего, ВС имел в виду именно частичное освобождение от субсидиарной ответственности. Остается надеяться, что нижестоящие суды правильно истолкуют его позицию.

Крайне важной является и позиция об ответственности учредителя «Спектра». ВС подчеркнул, что именно администрация выбрала такую модель бизнеса, которая сводится к постоянной недокапитализации компании. Именно учредитель ответственен за то, что компания стала убыточной спустя два месяца после ее создания. Именно учредитель виноват в том, что из-за его недофинансирования был причинен вред кредиторам.

Это определение стало одним из немногих, в которых поднимается проблема ответственности учредителей за недокапитализацию компании. Несмотря на то, что недофинансирование является классическим основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, в практике российских судов этот аргумент используется нечасто и еще реже воспринимается судами. Чаще всего кредиторы прибегают к нему в делах о банкротстве МУПов и компаний, учредителями которых выступают органы публичной власти (как и в деле «Спектра»).

Поэтому позиция ВС из дела «Спектра» может перевернуть неудачно складывающуюся практику и привлечь внимание к возможности привлечения к ответственности тех учредителей, которые заранее знают, что их компания не сможет удовлетворить требования всех кредиторов.

Конечно, ВС можно упрекнуть в том, что он недостаточно строго и однозначно описал, почему администрация должна нести субсидиарную ответственность. Однако даже такой вывод может очень позитивно повлиять на практику и вновь открыть для российских судов старое основание для субсидиарной ответственности учредителей — недокапитализацию собственной компании.